«Мы сравниваем с тем, что происходит на Украине. Но, безусловно, хочется большего»

Сергей Цеков, член Совета Федерации РФ от законодательной власти Республики Крым, рассказал в интервью спецкору «МП» Владимиру Шакулову об итогах первого года работы крымского госсовета. По словам политика, новому субъекту федерации требуется решить еще немало внешних и внутренних проблем.
«МП»: В сентябре исполнился год, как работает первый состав государственного совета республики Крым. Каковы итоги этого периода?
С.Ц.: С воссоединением Крыма с Россией мы из Верховного совета Автономной Республики Крым стали Государственным советом республики Крым. Абсолютно положительно оцениваю работу нового состава. Если бы отмечались какие-то рекорды в законодательной деятельности, то мне кажется, наш Госсовет занял бы одно из первых мест и по количеству и качеству принятых законопроектов. За год принято несколько сотен законов, которые позволили Крыму интегрироваться в Российскую Федерацию. Работы предстоит ещё очень много, но мы решили главные стратегические задачи. Теперь остаются вопросы, которые могут показаться частностями, , но для конкретного человека они очень важны. Например, вопрос получения лицензии или вопрос получения документов, утверждающих право собственности на землю, на дом, на имущество.
«МП»: Какие настроения сейчас преобладают на полуострове в общественно-политическом плане? Все-таки если во время «крымской весны» преобладали эмоции, чувство победы, чувство возвращения домой, то что сейчас выяснилось, что осталось немало немало сложностей.
С.Ц.: Я думаю, чувства прежние нами владеют, мы в состоянии эйфории находимся до настоящего времени, потому что можем сравнивать с тем, что происходит сегодня на Украине. Мы понимаем, чего удалось избежать. Но, безусловно, хочется большего, хочется, чтобы увеличились пенсии и зарплаты. Плохо, что цены на некоторые продукты питания в Крыму выше, чем в России. Бензин в Крыму на 10% дороже, чем бензин в других регионах России, что тоже вряд ли может понравится.
«МП»: Если в переходный период главная задача крымских властей была интеграция в российские реалии, то каковы основные задачи сегодня?
С.Ц.: В принципе, те же самые проблемы, которые были год назад, и сегодня существуют. Была интеграция юридическая, сейчас ведется работа над серьёзной экономической интеграцией. Но мы не получили полную самостоятельность или, скажем, полную уверенность в транспортном обеспечении или транспортном снабжении Российской Федерации. Понятно, что самолёты сейчас совершают в Крым в десятки раз больше рейсов, чем когда мы находились в составе Украины. Понятно, что у нас через Керченский пролив следует уже не один паром, а десять. Но при этом мы понимаем, что и аэропорт надо реконструировать в полной мере, и пассажиропоток должен продолжать увеличиваться в разы. Нам крайне необходимо строительство моста, причём в кратчайшие сроки. Также нам крайне необходима энергонезависимость от Украины. В этом направлении предметно работаем мы и работает федеральное правительство. Уверен, энергонезависимость мы получим через 3-5 лет, когда будут реконструированы действующие электростанции и будут построены новые. Конечно, мы работаем над вопросом полной независимости водообеспечения Крыма, мы понимаем, что капельное расширение всё-таки должно не на словах реализовываться, а на деле. То есть мы бы хотели увидеть те водосберегающие технологии, которые позволили бы нам выращивать очень нужную для Крыма и для России продукцию. Крайне важно, чтобы бюджетники крымские почувствовали себя равной частью бюджетной сферы всей РФ, всё-таки заработная плата на сегодняшний день у нас ниже, по сравнению с бюджетниками, проживающими в Краснодарском крае. Вы знаете, это как раз тот случай, когда, как говориться, идея хорошо, но всё-таки хлеб лучше. Вот если бы к хорошей идее ещё хлеб и заработок, и ощущение, что твой труд оценивается по-настоящему и правильному, все было бы здорово. Это создавало бы более комфортную обстановку в Крыму. Сегодня, к сожалению, присутствуют недовольства, этим пользуются наши оппоненты, а когда мы от этого уйдем, это будет очень здорово и правильно.
«МП»: Как вы относитесь к идее приглашения «эмиссаров» из других российских регионов на управляющие должности в Крыму?
С.Ц.: Я думаю, что вообще не очень желательно приглашать представителей других регионов к нам на руководящие должности. Люди, которые иногда предлагаются нам в Крым из других регионов РФ, при всём уважении к ним и их высоким деловым качествам, должны будут потратить очень приличное время для того чтобы понять, что такое Крым, что это за территория, чем она живёт. Я крымчанин, который родился в Крыму, который всю жизнь прожил в Крыму, и могу с уверенностью сказать, что за 60 с лишним лет жизни я Крым достаточно хорошо не знаю, и до сих пор открываю для себя новые страницы жизни полуострова. И в историческом плане, экономическом и в общественном. Крым – особая территория, понимаете? Севастополь отличается от Керчи и по менталитету, и по возможностям. Так же можно сравнить другие наши территории. Например, взять Ялту и Армянск – это же небо и земля. Попробуй ты жителя Ялты поставить на должность в Армянск, он наверное, долгие месяцы, годы будет знакомиться и понимать, что такое жизнь в Армянске, а потом только начнет нормально работать. Поэтому я негативно отношусь к идее присылать на руководящие должности в Крым «варягов».
«МП»: Многие задачи все-таки сложно решить без поддержки федерального центра и других регионов. В чём, на ваш взгляд, должна выражаться эта поддержка?
С.Ц.: Все проблемы мы можем решать только при поддержке федерального центра. Ну как мы можем обойтись без поддержки федеральных структур в вопросах строительства моста через Керченский пролив? Если бы мы сами этим занимались, то мы строили бы его лет 50, а может и 100. Или, допустим, что мы можем сделать сами без помощи федерального правительства в вопросах реконструкции электростанций, тем более строительства новых? Или что мы может делать сами в вопросах приведения в должный порядок всех дорог республики Крым? И так во всем, берем мы медицину, образование, социальные вопросы и т.д. Мы без федеральных органов власти РФ в принципе сделать ничего не можем, по крайней мере, в деле серьёзных инфраструктурных проектов.
«МП»: Есть ли сейчас реальная какая-то внешняя угроза дестабилизации обстановки, разыгрывая карту межнациональных отношений?
С.Ц.: Реальной угрозы нет, а гипотетическая есть. С учётом того что недавно прошёл Всемирный конгресс крымских татар в Анкаре, можно сказать, что такая угроза есть. Особенно возмущает тот факт, что этому мероприятию была оказана очень большая поддержка со стороны руководства Турции. Там сделано очень много заявлений, абсолютно возмутительных, на мой взгляд. Они, конечно, очень много заботятся о правах крымских татар, они говорят даже о государственности крымских татар и не признают факт воссоединения Крыма с Россией. При этом хочу заметить, что когда Крым принимался в состав России, а я подчёркиваю, именно принимался в состав России, они соответствующими договорами признали этот факт, причём они в этих договорах подписывали определённые пункты.
Напряженную обстановку не мы создаем, она создаётся на протяжении многих десятилетий, столетий в Крыму извне. Они не хотят, чтобы мы жили в мире и согласии в том числе и с крымскими татарами. Я думаю, что для крымских татар самое главное сейчас – сохранение их культуры, языка, самобытности. Они, к сожалению, ориентируют крымских татар многие десятилетия и столетия на войну с Россией, и крымские татары от этого очень страдают.
«МП»: Может ли Крым стать моделью многонационального «русского мира» в миниатюре?
С.Ц.: Я думаю, что Крым уже стал моделью «русского мира», моделью региона на котором при абсолютно уважительном отношении представителей разных национальностей друг другу может существовать совершенно комфортная для всех национальностей общество. Тот же Мустафа Джемилев называл нас, представителей Русской общины Крыма фашистами, а ведь наша задача – не только сохранение русского языка и русской культуры, чувства единства с Россией. Мы всегда говорили, что для нас крайне важно сохранение культуры, языков, традиций представителей всех других национальностей, проживающих в Крыму. Мы же понимаем, что не можем существовать в отрыве от других национальностей, от других культур. Достаточно проследить деятельность представителей Русской общины Крыма в органах власти, и можно очень быстро убедиться, что мы в своей деятельности руководствуемся не только необходимостью защиты русского языка и культуры, мы руководствовались необходимостью защиты и сохранения украинского языка и украинской культуры, крымско-татарского языка и крымско-татарской культуры. А вот верхушка меджлиса так называемого не очень беспокоилась за сохранение крымско-татарского языка и культуры. Она в основном занималась борьбой за власть и дележом денег. И между нами говоря, продолжают заниматься этим до настоящего времени.
«МП»: Поговорим о том, что происходит на юго-востоке Украины. Согласны ли вы с тем, что война в Новороссии — это столкновение двух разных цивилизаций: западной, англосаксонкской и славянской, православной?
С.Ц.: Это столкновение традиционных, культурных, духовных ценностей и либеральных. Европа, Америка – это либеральные ценности, они их последнее столетие придумали и усиленно продвигают на остальную территорию, а мы сторонники вот таких традиционных ценностей, которые формировались столетиями, тысячелетиями. И мы уверены, что победа будет за нами. Крушение либеральных ценностей неминуемо, нужно только время.
Я думаю, нынешний период очень быстро пройдёт. Для истории один, два года или пять, десять, 20 лет, – вообще ничего. Очень быстро граждане Украины поймут, что на самом деле происходит. Уже сейчас очень многие понимают, что они воюют на территории Украины не за свои интересы, а за интересы Европы и Америки, гибнут за интересы тех стран, которые их к себе на территорию не пускают.
Правы те, кто утверждал, что будущее мира за православной Русью, за православным русским государством.
Далее

Глава Каталонии попал под следствие из-за опроса населения о независимости от Испании

Глава правительства Каталонии Артур Мас вызван в суд в качестве подозреваемого в связи с прошедшим 9 ноября 2014 года опросом о политическом будущем региона, сообщает РИА Новости со ссылкой на испанское издание El Mundo. 
Как говорится в судебном заявлении, областной суд Испании начал расследование против действующего президента Женералитета Каталонии Артура Маса из-за его роли в проведении референдума о независимости в 2014 году.
 
Помимо главы каталонского правительства в качестве подозреваемых в суд вызваны также городской советник Ирэн Ригау и бывший вице-президент правительства Каталонии Хоан Ортега. Всем троим вменяется в вину злоупотребление властью, хищение государственных средств и неповиновение органам правопорядка, а именно — игнорирование решения Конституционного Суда Испании о незаконности опроса.
Дело в отношении Маса, Ригау и Ортеги было открыто еще в декабре 2014 года. С того времени для дачи показаний уже были вызваны несколько человек, также собрана информация о контрактах правительства Каталонии с организациями, ответственными за установку избирательных урн. Их показания в суде, по мнению следствия, необходимы для “полной картины о ситуации с прошедшим голосованием”. В региональном судебном департаменте сообщили, что Мас должен явиться в суд 15 октября.
Отметим, что вызов на допрос главы правительства Каталонии последовал через два дня после того, как движение “Вместе за”, выступающее за отделение региона, выиграло 62 мест из 135 мест в парламенте Каталонии. Премьер-министр Испании Мариано Рахой заявил, что не потерпит разговоров о независимости, однако готов сотрудничать с новым правительством Каталонии. Глава правительства подчеркнул, что Мадриду и Барселоне необходимо выстраивать свои отношения только в рамках закона.
 
Напомним, всеобщий опрос населения о независимости Каталонии от Испании прошел 9 ноября 2014 года. По результатам опроса, в котором приняли участие свыше 2,3 миллиона человек из 5,4 миллиона каталонцев, обладающих правом голоса, свыше 80% проголосовавших выступили за независимость региона. Жителям автономии было задано всего два вопроса: “Хотите ли вы, чтобы Каталония стала государством?” и если “Да”, то “Хотите ли вы, чтобы это государство было независимым?”.
 
Центральное испанское правительство не признало опрос, назвав его “бесполезным” и “не имеющим какой-либо юридической силы”. Сторонники независимости, со своей стороны, акцентируют внимание на отличиях в испанской и каталонской культурах и придерживаются мнения, что Каталония была подчинена Испании после вторжения на ее территорию бурбонских войск в 1714 году. Впоследствии были упразднены каталонские институты власти и запрещено использование каталанского языка в администрации. 
 
Лишь после смерти диктатора Франциско Франко и установления демократии в 1977 году каталонцы смогли восстановить свой парламент, а два года спустя провозгласили Устав (Основной закон)
 
Далее

Победителями парламентских выборов в Каталонии стали сторонники отделения от Испании

На парламентских выборах в Каталонии победили партии, выступающие за независимость этого региона от Испании.

После обработки 96% протоколов коалиция Junts per Si («Вместе за»), в которую входит президент Каталонии Артур Мас, получает 62 места. Крайне левая партия CUP («Кандидатура народного единства»), также выступающие за отделение, получит примерно 10 мандатов. Совместно две партии набрали около 48% голосов и получат 72 места в 135-местном региональном парламенте.

Ранее лидеры партий, выступающих за независимость, заявляли, что победа на выборах позволит им объявить независимость региона от Испании в одностороннем порядке в течение 18 месяцев. Однако центральные власти в Мадриде предупредили, что заблокируют такое решение в суде. 
 
Накануне голосования руководство партий заявило, что парламентские выборы станут фактически референдумом о независимости Каталонии. Они пообещали, что после состоявшегося голосования продолжат свои усилия по отделению региона от Испании.
 
Отметим, что в ходе выборов была установлена рекордная в истории Каталонии явка, в них приняли участие 76% избирателей. Окончательные итоги плебисцита будут объявлены 4 октября.
Далее